?

Log in

Чистой напьюсь водой
Только б Грааль не разбить.
Под звон пустоты сырой
Не руки об лужи бить.

Краски стекают в грязь.
Лишь отраженьем себя
В бликах потухших глаз
Благодарю, уходя.

15 января 2009
смотрело вникуда холодное лицо,
и не срашил мороза жгучий треск.
желанья отлились сверкающим свинцом -
в блеск безразлично падающих звезд.

так жадно наслаждалась тишиной -
своим молчаньем яростно звенящим.
ко всем свечам остывшим встав спиной,
была грядущим, прошлым, настоящим.

28 августа 2008
А ведь когда-нибудь меня ты украдешь.
у метро встретишь взгляд мой в толпе,
возмешь за руку и поведешь
так, что заказать станет нечего мне.

Стану, будто в четырнадцать лет,
Так наивна, что стыдно самой.
все заветы забыв, на пленительный свет
ноги сбив, я пойду за тобой.

Станут сосны опять до небес,
И дожди - благодатной росой.
Моих дум замороженый лес
Обернется в яблочный цвет.

Мы зайдем в твой маленький дом.
Ты предложишь мне тапки в горох.
А за окнами раскатится гром...
Будто чьего-то облегченья вздох.

Обратный отсчет

«Дебет 20, кредит 69 поставили. И еще… прямые затраты, в принципе -это постоянные затраты»-как сквозь вату доносился до меня голос лектора, стоявшего за кафедрой. Стальной голос призывавший к тишине и не терпящий возражений.
Мысли уносили меня все дальше и дальше от корреспонденции счетов и прочей сухой, не интересующей меня информации.

-Ты снова мне врешь! Я не верю больше тебе! - говорила я в запале чувств в телефонную трубку - ты слабый, безвольный, я не уважаю тебя!
Его голос в трубке то срывался на крик, то затихал. Мысли носились в голове пчелиным роем, доставляя почти физическую боль, но в душе была пустота и безмятежность. Безразличие.
-Что я для тебя значу? Что ты хочешь от меня? - спросил меня он.
-Я уже ничего от тебя не хочу - бросала я одну за одной не фразы, а как-будто приговор - Просто отпусти меня. Не лезь в мою жизнь. Ты мне чужой. Ты не нужен мне!
В трубке повисла тишина. Она заполняла своим туманом все мое сознание и опустевшую душу.
-Хорошо. Я не буду больше тебе звонить. – его голос звучал тихо и безжизненно - Я просто хочу сказать тебе, что я стал другим. Я изменился. Ради тебя, ради нас. Мне жаль, что ты принимаешь решение, так и не узнав о переменах, которые произошли во мне…
Сердце бьется так громко и гулко, что перекрывает звук его голоса.

-Я еду домой. Я не могу остаться с тобой. Я больше ничего не буду объяснять. Ты выходишь на этой станции?
-Да - сказал он и выбежал из вагона.
«Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Менделеевская» - голос из динамиков.
Горечь захлестнула меня. 12 ночи, офисный район. Сбивая каблуки - домой. Ни души… За спиной – дыхание… Сжимаю по инерции крепче сумку.
-Прости! Прости меня!!!- трясет он меня за плечи, а я реву.
-Зачем ты? – шепчу я уткнувшись в его куртку, слушая, как его сердце почти выпрыгивает из груди и хриплое дыхание от бега.

Очередное «Я-не-понимаю-почему-ты-так-делаешь» от него. Моя очередная попытка объяснить.
-Нет, я ничего не хочу слышать! Я все уже итак понял. – зачем-то перебивает он меня.
-Ты боишься услышать правду! Ты боишься, что она принесет тебе боль. Ты - СЛАБЫЙ!!! – как в бреду я слышу свой голос, выносящий самый первый смертный приговор моим чувствам.
Пустота. Безразличие и тупая боль в сердце.

-Солнышко, я уже тут, выходи! - слышу я его радостный голос в телефоне.
Я выбегаю из подъезда в слякотный март… В лицо мне бьет мелкий дождь, а ветер спутывает кудряшки, над которыми я так долго колдовала перед зеркалом… Но я уже ничего не вижу, кроме кучи воздушных шариков и его лица: довольного, светящегося счастьем… В ту минуту время остановилось и часы, кажется, начали идти в обратную сторону… Только я и он… Смех, радость, счастье… И серое небо марта над нами, которое, казалось, накрывало нас своим куполом от взглядов любопытных прохожих и непогоды…


...А сегодня за окном я видела бабочку. Она еле трепыхала крылышками, но продолжала лететь на свет, к окну, думая, наверное, что оно как и прежде - летом открыто… Она в последний раз взмахнув крыльями стукнулась об оконное стекло, сложила крылышки и упала на подоконник. А я сидела, смотрела на ее медленную смерть, и уже ничего не могла сделать.

Эрмитаж

Нет, твоя стихия вовсе не холод.

Но ты – вечный странник в полях неприродного света.

Ты – дикий прирученный камень, ты – город.

Ни зла, ни добра для тебя, ни неба звёздного нету.

Ты плутаешь по временным коридорам,

Растеряв давно в лабиринтах проспектов стрелки.

Ты – на своём месте – всем исторически дорог.

А мир для тебя – не ценнее бумажной тарелки.





Т. 2007

от 1 июня 2007 года

Она шла по проспекту. Широкая улица шумела и давала простор мыслям. И чувствам. Последние никак не поддавались контролю. Над ними надо было работать. Чтобы никто - НИКТО - не узнал о них настоящих.
Ей приходилось тяжело оправдываться, когда ее кто-то спрашивал:"Что с тобой? Ты что грустишь?" "Я не грущу,"- отнекивалась она постоянно,- "Я просто задумалась". Но в последние дни этот вопрос стал звучать чаще обычного. Лицедейское мастерство давало сбои. Изображать жизнерадостность, когда грустно, получалось все хуже и хуже...
Она шла по широкой улице. Она была одна и это одиночество давало ей силы. В груди ныло и ныло: просилось туда, к нему. Но его не было. Он шел своей дорогой.
Ее сердце как будто обокрали и оно плакало над утратой, не принимая взамен ничего... Куда идти?.. Именно сейчас, когда она была наедине с собой?.. Неохота никуда. Ноги несли куда-то сами как на автопилоте. В голове стоял образ его сутуловатой фигуры. Она как сканер, влюбившийся в картинку, вспоминала каждую деталь его тела. Одежду, голос, улыбку, взгляд... Прикосновения... Вот его руки. Тонкие бледные пальцы, почему-то дрожащие. То ли от холода, то ли от усталости... А может от волнения?... Хотя нет... С чего ему волноваться при ней? Всегда было наоборот.
Его серая тишотка и черная ветровка с завязками на капюшоне... Странно, что именно эти завязки так врезались в память. Протертая дырочка на колене. Серебряное кольцо на средем пальце правой руки. Она запомнила его еще с тех пор, когда пару лет назад оказалась с ним в машине на краю города...
Складка на переносице, когда он хмурится. И волосы... Конечно. Запутаные, стянутые в хвост тонкой резинкой... Однажды он сказал ей, что никто так не восхищался ими, как она. А она подумала, что вряд ли им вообще кто-то восхищается так, как это делает она.
Его глаза... Серо-зеленые, в нужные моменты надежно спрятанные за очками ото всех. Она часто вспоминала их. Как они смотрели на нее. От этого становилось невыносимо больно. Так смотрят на любимых. Так смотрят на тех, по кому скучают. Когда он смотрел на нее, она чувствовала себя самой восхитительной из всех женщин. И ей это не казалось. Она знала наверняка - он восхищается ею.
Она шла и думала о нем. Было грустно, но она уже привыкла, это было перманентным состоянием за последние 1,5 года. Иногда наступали дни умиротворения, когда она почти не думала о нем и ей даже начинало казаться, что она наконец-то стала его забывать. Она хотела этого. Но проходил месяц, два, полгода, и он с завидным постоянством начинал приходить к ней в снах, всплывать в голове ни с того ни с сего в течение дня. Казалось, что он сам не хотел и не давал ей забыть себя... И она снова погружалась в воспоминания о нем.
Голова начинала болеть от нескончаемой рефлексии. От бесконечных внутренних конфликтов и противечий.
Они не вместе. Они никогда не были вместе и никогда не будут. Она знала его уже больше шести лет и помнила еще таким, каким не представляет ни одна из тех, что рядом с ним... Она не понимала одного: почему за эти шесть лет их не свело так близко, как это произошло 2 года назад, когда они случайно встретились на улице и обменялись номерами ICQ? Где их носило столько времени? Почему эта встреча не произошла хоть на полгода раньше? Если бы так случилось, то все было бы совсем иначе. Жизнь текла бы в другом русле. Не сказать, чтобы она сожалела о чем-то и ее не устраивала та жизнь, которая сложилась. Просто это не давало ей покоя.
Кто-то сверху распорядился по своему и решил, что их история не должна случиться. У каждого из них будет своя.
Но видимо, эта история оказалась слишком красива для того, чтобы не существовать вовсе. И она появилась. Проросла, как росток сквозь асфальт, оставшись жить в сердце той, что шла сейчас по широкому проспекту. Почему-то из этих двоих именно на ее долю выпало любить за них обоих. Ее рвало на части от этого чувства, потому что оно в ней просто не помещалась. Куда? Она ведь такая миниатюрная, что поместилась бы запазуху. А любовь... Эта Любовь могла бы заполнить весь мир и остановить войны.
Она думала о том, почему люди не могут выбирать тех, кого любить. Кто раздает эти карточки с именами наших любимых? Почему она уже почти 2 года так безгранично любит по большому счету чужого человека... И чужой ли он ей? Может ли быть чужим человек, к которому так относишься?...

Наступал вечер. Фонари зажигались вдоль дорог.
- Привет, - она вдруг услышала за спиной.
Она обернулась. Это был он. Они не виделись по несколько месяцев, но май, уже изрядно о ней подзабывший, в этом году щедро одарил ее. Ей не поверилось, что это он. Как упавшая с неба звезда. В самый лоб - больно и на счастье.
- А ты чего здесь одна бродишь? - спросил он,- Где твой муж с малышом?
- Они поехали к родне за город. А я вот решила прогуляться... Удивительно, что встретила тебя. Столько времени не виделись, а тут... - она смущенно улыбнулась.
- Да и правда... А я тут с друзьями. Хочешь, пошли с нами гулять?
Это приглашение как глоток опиума сладким эхом отдалась в ее мозгу. Она даже не сразу нашлась, что ответить. Ну конечно!!! Конечно она хочет!!! Она хочет провести с тобой этот вечер и тысячи других вечеров, разве ты не видишь этого, наивный?
- ...Не стоит, наверное, - тихо произнесла она. Для радости ей достаточно было и приглашения, - у вас своя компания. Я там никого не знаю. Да и я уже скоро собралась идти домой.
- Да брось, пошли! Там из всей нашей компании сейчас половина разойдется по домам. И кроме того, нечего бродить такой симпатяге одной по вечернему городу. Еще обидит кто,- он хитро улыбнулся ее любимой улыбкой.
- С тобой не поспоришь,- она усмехнулась,- ну хорошо, пошли.
Она чувствовала себя школьницей рядом с ним. Они вдвоем подошли к лавке, вокруг которой собралось народу человек 8. Все шумели, о чем-то живо разговаривали. Он вклинился в эту кучку и направился к набитой битком лавке.
- Ну-ка, потеснитесь, буржуи! Уступите даме место.
Все внимание сразу направилось на нее. Кто-то спросил:
- Ты откуда привел нам такую красавицу?
Она привыкла к повышенному внимаю мужчин к свой персоне и поэтому даже внимания не обратила на эту фривольность. Она все еще была под впечатлением их случайной встречи.
- Эта красавица моя давняя знакомая... Знакомтесь...
Дальше были какие-то диалоги, беседы, разговоры. Вечер становился все темнее и темнее. Компания, как и было обещано, постепенно расходилась. Ей было так хорошо рядом с ним. Он как всегда был само совершенство.
- Мне нужно домой,- рано или поздно надо было произнести эту фразу.
- Домой? - он чуть удивился,- ах, ну да... Конечно. Давай, я провожу тебя?
Боже, какие глупые вопросы он задает...
- Было бы мило,- улыбнулась она.
Они шли вдвоем под ночными фонарями, тихо разговаривали о всякой ерунде. О детях, о машинах, о дружбе... Только о самом главном они молчали.
Они подошли к парадной ее дома. Нужно было заходить в подъезд и она достала ключи из сумочки.
- Ну я пойду? - грустно сказала она. Ей катастрофически не хотелось покидать его, но она знала, что ему нужно идти к себе. Туда, где его ждут.
- Да... Ну пока?
- Пока.
Повисла пауза. Она бросила на его лицо взгляд и попыталась потщательнее разглядеть его, чтобы запомнить каждую мелочь. Прошло секунд пятнадцать, прежде чем она оторвалась от него глазами. Наконец-то она отвернулась и пошла.
- Подожди,- вдруг он ее позвал. Она порывисто обернулась.
- Подожди,- он подошел к ней ближе и взял ее ладонь в свою, как будто что-то хотел сказать. Его руки были прохладными от ветра, но очень мягкими и нежными. Он держал ее ладошку в своей так акуратно, как держит в руке ребенок божью коровку, чтобы не раздавить. Она помнила его руки. Как она могла забыть их? С тех пор мало что изменилось.
- Я так скучаю по тебе,- она сама не ожидала, что эта фраза слетит с ее губ.
Он поднял глаза и заглянул в ее лицо. Он так внимательно посмотрел на нее, что ей показалось, будто он от чего-то очнулся.
- Не надо было мне этого говорить, наверное... Извини, - она просто не выдержала его пристального взгляда.
- Ты... Ты все еще не можешь забыть ту историю? - запинаясь, почти шепотом спросил он.
Забыть?! ЗАБЫТЬ? О чем он говорит сейчас?! Да она тоскует по тебе как брошенная собака, глупец! Все ее дневники насквозь прошиты твоим именем, она посвятила тебе все, что у нее есть сейчас...
- Да какое это сейчас имеет значение? - сказала она.
Он нахмурился, поджал губы и закрыл глаза. На лбу появилась ее любимая складочка. Через секунду она исчезла, он открыл глаза.
- Я виноват перед тобой.
- В чем? В том, что я любила тебя? - печально усмехнулась она, - Разве в этом кто-то бывает виноват?
- Я причинил тебе боль... Но ты сама виновата, нужно было во время остановиться. Не было бы так больно.
- Я не знаю, что тебе сказать на это... Ты прав, конечно. Но если ты любил, ты должен знать, что это такое и говорить о каких-либо остановках здесь просто неуместно,- ей становилось труднее говорить.
Он долго не решался, но наконец задал этот вопрос:
- Ты... Ты все еще любишь... меня?
Она вдруг резко подняла голову, прищурилась и внимательно посмотрела на него своими зелеными глазами. Он хлестнул по самому больному.
- К чему ты задаешь эти вопросы? Мы с тобой идем по разным дорогам, не все ли тебе равно?
Ей было очень больно от произносимых ею слов. Она совсем другое хотела ему сказать. Ну конечно, любимый! Конечно я люблю тебя! Сейчас, спустя столько времени, я не забыла тебя. Я помню тебя. Я безумно скучаю по тебе, по твоим рукам, голосу...
- Мне не все равно.
- Ерунда,- бросила она тихим, но четким голосом,- Ты сделал свой выбор тогда. Ты отрекся, так зачем тебе сейчас мои зазнобы? У меня семья, муж, ребенок... Кстати, вот уж ирония судьбы, если бы не тот случай, возможно малыша бы не было сейчас.
- ...А может, у него просто был бы другой папа? - выдержав нужную паузу, вкрадчиво произнес он.
Она опешила. Почему он ведет себя так сейчас? Зачем делает вид, что о чем-то сожалеет? Он отказался от всего тогда, 1,5 года назад, побоялся бросить вызов условностям, дал ей знать, что она не нужна ему. Так зачем же сейчас он говорит о том, что ее ребенок мог бы быть и его тоже? Мог бы! Конечно! Она бы и сама многое за это отдала и неспроста назвала малыша именем этого человека. Но он ведь сам этого не захотел.
- Мог бы,- произнесла она, - но не сложилось... И тебе не надо объяснять почему.
Повисла пауза.
Они стояли под светом фонаря как два волшебных героя: светловолосые, зеленоглазые - люди одной сказочной страны, которых разнесло по свету, но они все равно встретились. Чтобы опять разойтись по разные стороны.
Она снова сделала шаг по направлению к дверям подъезда. Он все еще держал ее руку. Она хотела было вынуть свою ладонь из его, но подумала о том, что увидит его еще нескоро и остановилась.
- Ты очень умный,- ее голос был тихим, почти неслышным. Она впервые за столько времени говорила вслух о том, что занимало ее мысли уже очень долгое время,- Ты все правильно сделал тогда. Нельзя брать на себя ответственность за человека, если ты не готов на это. Заигрался тогда просто. И сам испугася того, что из всего этого вышло... Да, я люблю тебя все еще, если тебе это интересно. У меня не получается сдаться.
Он шумно выдыхнул и снова нахмурился. Она понимала, что надо прекращать этот разговор:
- Я пойду. Поздно уже, да и тебе пора домой.
Она обернулась и пошла в сторону подъезда. Он начал говорить и она остановилась:
- Ты знаешь, ничего не происходит просто так. Тем более любовь. Она не дается случайно и кому попало. Для чего-то люди встречаются. И для чего-то любят. Может быть, все, что произошло с нами тогда, случилось для того, чтобы мы запомнили друг друга получше и вспомнили потом, в следующей жизни? Чтобы когда-нибудь через триста лет, проходя по улице пересечься взглядами и узнать друг друга, остановиться и сказать: "Привет".
Она закрыла глаза от нахлынувшей волны. Ресницы дрогнули и намокли. Немного выждав, когда ком отойдет от горла, она повернулась, подошла к нему, провела озябшей рукой по его лицу, поднялась на носки и поцеловала его в висок:
- Ну тогда до встречи. Я обязательно тебя найду.
Седой ангел вздыхает и объясняет, что вы - Ангел Битвы (Войны)
image При скандинавских богах такие, как вы, попадали в Вальхаллу. Бесстрашные воины, не страшащиеся смерти. Вы погибли в бою и нисколько об этом не жалеете. И потому и дальше вам придётся сражаться. Ангелы Битвы и ныне витают над полями сражений помогая тем, кому ещё есть, что свершить, и забирая тех, кто выполнил своё предназначение. Ближе всех вам Ангел Смерти, вы почти коллеги.
Пройти тест
Друзья, скажите мне, пожалуйста...
Почему, когда хочешь сделать что-то хорошее, все выходит донельзя глупо и коряво?
Почему инициатива наказуема?
Почему люди перестали доверять друг другу?
Почему во всем нужно чуять подвох?

Почему я так паршиво себя чувствую? Мне не сказали ничего обидного или неприятного.
Мне не сказали почти ровным счетом ничего.
Обычно в таких случаях, чувствуешь огромное облегчение. Потому как то, что тебя столько времени мучало, наконец-то стало достоянием общественности. И больше нет этого - чего-то жуткого, такого сокровенного и такого тяжелого, о чем знали, может быть, лишь три-пять человек во всей Вселенной.
А у меня вот такое ощущение, что на меня вылили целую бочку дегтя, обваляли в перьях и вывели сие чудовище на центральную площадь города.

Люди всегда сами усложняют себе жизнь.
Друзья, а, может, нам все-таки стоит как-то познакомиться?
Все-таки, живем в одном сообществе и по большому счету ничего друг о друге не знаем.
Поэтому, выдвигаю на повестку дня следующий вопрос: почему бы не составить перечень вопрос (что-то в роде анкеты...) для участников сообщества? Перечень, соержащие такие вопросы, которые могли бы пролить свет на интересы человека. Просто потому, что могут возникнуть моменты в дискуссиях, когда участники могут невольно задеть за живое других участников. Да и вообще - в социальных целях и в целях ознакомления было бы интересно почитать. Для анкеты можно сделать отдельную страницу в интернете, а ссылку вставить в сообщество.
Как думаете?

И еще. Когда создавалось сообщество, создатели руководствовались только собственным мнением при заполнении графы "интересы". Предлагаю, чтобы каждый высказал свлю точку зрения (читай, добавки) и по этому поводу.
_____________________
С уважением, Arellin
Потому как не понимаю я одной вещи.
Согласитесь, друзья, что в нашем мире у каждой "звезды" есть поклонники и фанаты. И уж лучше иметь первых, чем вторых, потому как вторы - существа сугубо стихийные и местами довольно опасные.
Недавно рыскала тут по просторам нашей паутины. Залезла на форум своего любимого исполнителя (имя можно вполне опустить, кому надо - тот поймет, как говорится...).
Красивый, талантливый, целеустремленный мужчина. Есть сын. Жена, правда не мать сына, но это к делу не относится. И лет ему уже 34.
И так противно и странно читать слова своих одногодок и людей женского пола старше меня с таким смыслом, что "она(жена) - верх уродства", "пожирательница котов", которая всегда таскается вслед за мужем и все в подобном духе...
Нет, все это было так написано, так они ее мило поливали, что сначала невольно улыбаешься, глядя на сие безобразие. А потом начинаешь с ужасом осознавать всю прискорбность ситуации.
Они говорят, что "любят" его. Одна вообще высказала мысль по поводу того, что любит его, там, и ждет (моя ровесница, кстати). Возникает вопрос: а знает ли она вообще, что такое эта любовь? Я не говорю, к примеру, что я абсолютно точно знаю, что это такое. Но: как можно любить человека, которого ты не знаешь? Ведь, она видит только его внешность и творчество. Она не видит, каков он в жизни и тому подобное...
А на официальном его форуме она написала нечто в духе "сдохни, Марисоль! Роб, ну когда же ты за мной приедешь?!"
ИМХО - чистой воды цирк...
Одна попыталась противостоять этой точки зрения, сказав такую фразу: "если любишь - отпусти"... ну, там еще несколько слов было, но не столь важно, что именно.
Я понимаю, что это проблемы только ее собственные, но пока она лелеет довольно странную мечту, время продолжает идти. Так, ведь, и с ума сойти можно!..
Какое ее дело, какая у него жена? Какое ее дело, какая у нее внешность? Сомневаюсь, что в фотомодели будут брать людей под грифом "страх божий". К тому же, у людей очень разные вкусы.
Притом, ладно, если бы она осознавала то, что ее слова бы ее "любимому" не понравились бы... так ведь, нет. Она во все горло орет, что ей "плевать".

А что вы думаете по поводу такой ситуации? Возможен ли вариант "настоящей любви" к звезде мирового масштаба? Это я такая тупая, что не могу понять позиции этой девушки или как?
Я готова понять, если мне кто-то объяснит популярно.
Но ее позиция мне неприятна.